Джек Лондон — цитаты, высказывания и афоризмы

Кость, брошенная собаке, не есть милосердие; милосердие — это кость,
поделенная с собакой, когда ты голоден не меньше ее.

Не стоит ждать вдохновения, за ним надо гоняться с дубинкой.



Когда человек уезжает в далёкие края, он должен быть готов к тому,
что ему придётся забыть многие из своих прежних привычек и
приобрести новые, отвечающие изменившимся условиям жизни. Он
должен расстаться со своими прежними идеалами, отречься от
прежних богов, а часто и отрешиться от тех правил морали, которыми
до сих пор руководствовался в своих поступках. Те, кто наделён
особым даром приспособляемости, могут даже находить удовольствие
в новизне положения. Но для тех, кто закостенел в привычках,
приобретённых с детства, гнёт изменившихся условий невыносим, —
такие люди страдают душой и телом не умея понять требований,
которые предъявляет к ним иная среда. Эти страдания порождают
дурные наклонности и навлекают на человека всевозможные бедствия.
Для того, кто не может войти в новую жизненную колею, лучше сразу
вернуться на родину; промедление будет стоить ему жизни.

Белый может долго прожить на Соломоновых островах, — для
этого ему нужна только осторожность и удача, а кроме того, надо,
чтобы он был неукротимым. Печатью неукротимости должны быть
отмечены его мысли и поступки. Он должен уметь с великолепным
равнодушием встречать неудачи, должен обладать колоссальным
самомнением, уверенностью, что все, что бы он ни сделал,
правильно; должен, наконец, непоколебимо верить в свое расовое
превосходство и никогда не сомневаться в том, что один белый в
любое время может справиться с тысячью черных, а по
воскресным дням — и с двумя тысячами.

Кто боится порки, тот все равно что выпорот.

Я порой ловлю себя на желании быть слепым к фактам жизни и жить
иллюзиями и вымыслами. Они лживы, насквозь лживы, они противоречат
здравому смыслу. И, несмотря не это, мой разум подсказывает мне, что
высшее наслаждение в том и состоит, чтобы мечтать и жить иллюзиями,
хоть они и лживы. А ведь в конце-то концов наслаждение — единственная
наша награда в жизни. Не будь наслаждения — не стоило бы и жить. Взять
на себя труд жить и ничего от жизни не получать — да это же хуже, чем
быть трупом. Кто больше наслаждается, тот и живет полнее, а вас все ваши
вымыслы и фантазии огорчают меньше, а тешат больше, чем меня — мои
факты.

Голод и ярость обычно сопутствуют друг другу.

Ползать по земле — это свинство. Но не ползать, быть неподвижным, как
прах или камень, — об этом гнусно и подумать. Это противоречит жизни во
мне, сама сущность которой есть движение, сила движения, создание силы
движения. Жизнь полна неудовлетворенности, но еще меньше может
удовлетворить нас мысль о предстоящей смерти.

Верь я в бессмертие, альтруизм был бы для меня выгодным занятием. Я мог
бы черт знает как возвысить свою душу. Но, не видя впереди ничего
вечного, кроме смерти, и имея в своем распоряжении срок, пока во мне
шевелятся и бродят дрожжи, именуемые жизнью, я поступал бы
безнравственно, принося какую бы то ни было жертву. Всякая жертва,
которая лишила бы меня хоть мига брожения, была бы не только глупа, но
и безнравственна по отношению к самому себе. Я не должен терять ничего,
обязан как можно лучше использовать свою закваску. Буду ли я приносить
жертвы или стану заботиться только о себе в тот отмеренный мне срок,
пока я составляю частицу дрожжей и ползаю по земле, — от этого
ожидающая меня вечная неподвижность не будет для меня ни легче, ни
тяжелее.

Стремиться к чему-нибудь — значит обладать, обладать — значит
пресытиться.

Жизнь — нелепая суета. Она похожа на закваску, которая бродит минуты,
часы, годы или столетия, но рано или поздно перестает бродить. Большие
пожирают малых, чтобы поддержать свое брожение. Сильные пожирают
слабых, чтобы сохранить свою силу. Кому везет, тот ест больше и бродит
дольше других, — вот и все!

Сила всегда права. И к этому все сводится. А слабость всегда виновата. Или
лучше сказать так: быть сильным — это добро, а быть слабым — зло. И еще
лучше даже так: сильным быть приятно потому, что это выгодно, а слабым
быть неприятно, так как это невыгодно. Вот, например: владеть этими
деньгами приятно. Владеть ими — добро. И потому, имея возможность
владеть ими, я буду несправедлив к себе и к жизни во мне, если отдам их
вам и откажусь от удовольствия обладать ими.

С особенной яростью и жестокостью Северная глушь ломает упорство
человека, потому что человек — самое мятежное существо в мире, потому
что человек всегда восстает против ее воли, согласно которой всякое
движение в конце концов должно прекратиться.

Жизнь — странная вещь. Много я думал, долго размышлял о ней, но с
каждым днем она кажется мне все более непонятной. Почему в нас такая
жажда жизни? Ведь жизнь — это игра, из которой человек никогда не
выходит победителем. Жить — это значит тяжко трудиться и страдать, пока
не подкрадется к нам старость, и тогда мы опускаем руки на холодный
пепел остывших костров. В муках рождается ребенок, в муках старый
человек испускает последний вздох, и все наши дни полны печали и забот.
И все же человек идет в открытые объятия смерти неохотно, спотыкаясь,
падая, оглядываясь назад, борясь до последнего. А ведь смерть добрая.
Только жизнь причиняет страдания. Но мы любим жизнь и ненавидим
смерть. Это очень странно!

Жизнь достигает своих вершин в те минуты, когда все ее силы
устремляются на осуществление поставленных перед ней целей.

Цель жизни — добыча. Сущность жизни — добыча. Жизнь питается жизнью.
Все живое в мире делится на тех, кто ест, и тех, кого едят. И закон этот
говорил: ешь, или съедят тебя самого.

Гораздо дешевле купить генерала, чем сражаться с ним и с его армией.

— Разве сила закона не в том, что он служит справедливости? (мисс Эвис
Каннингхем)
— Сила закона в том, что он служит силе. (полковник Ингрэм; главный
юрисконсульт Сьеррской Компании)
— А где же наше хваленое правосудие?
— Что ж, сильный всегда прав, — тут нет никакого противоречия.

Вся наша хваленая цивилизация воздвигнута на крови и полита кровью.

Я тогда был молод и плохо знал янки. Откуда я мог знать, что хвастливые
речи — первый признак слабости, а те, кто способен на большие дела,
держат язык за зубами. (сиваш Ситка Чарли)

Я предпочел бы стать пеплом, а не прахом!
Я хочу, чтобы искра моей жизни сверкнула, подобно молнии,
а не задохнулась над кучей гнили!
Лучше быть роскошным метеором, каждый атом которого излучает
великолепное сияние, чем сонной и косной планетой!

Такова уж игра, которую мы зовем жизнью. У нее свои правила, кто-нибудь
непременно должен потерпеть поражение.

Жизнь полна разочарований, и это правильно. Мясо вкусней, когда
проголодаешься, а постель мягче после тяжелой дороги.

Только сильному дается истинная кротость и только гордый знает
подлинное смирение.

 


Другие интересные материалы:

10 проницательных цитат Михаила Жванецкого *    *    * В историю трудно войти, но легко вляпаться. *    *    * Добpо всегда побеждает зло, значит, кто победил, тот и добрый. *    *    * ...
Сократ — цитаты, высказывания и афоризмы великих людей... Сократа можно считать родоначальником европейской философии. Он первым заговорил о необходимости изменения человека как такового и его образа жизни. Д...
Конфуций — цитаты, высказывания и афоризмы великих людей... *    *    * Благородный муж живет дружно с другими людьми, но действует по своему. Низкий человек подражает окружающим, но не живет с ними в согласии...