Гимн — Айн Рэнд

Гимн - Айн РэндПовесть «Гимн» Айн Рэнд – социально-политическая антиутопия. Это критика тоталитарного общества, подавляющего творчество и человеческие чувства. В этом варварском обществе ни у кого нет личных имен: есть «мы», но нет «я», никто не вправе думать, созидать и выбирать свой жизненный путь.

Главный герой открывает электричество и предлагает использовать силы природы во благо человечества. Но люди, привыкшие жить в первобытном страхе, не верят в силу разума. Герою предстоит построить свой мир, осознать себя индивидуальностью и научиться говорить «Я».

Характеристики книги

Дата написания: 1938
Название: Гимн
Автор: Айн Рэнд
Объем: 60 стр.
ISBN: 978-5-9614-2007-4
Переводчик: Д. В. Костыгин
Правообладатель: Альпина Диджитал



Рецензия на книгу «Гимн»

В США приходят к власти социалисты, и все оказывается плохо, а два-три крупных промышленника пытаются спасти свои заводы-газеты-пароходы и мир заодно. У книги есть одна хорошая черта: любовь к своему делу декларируется как ценность. Клевый бонус, без дураков. И да, все вышеперечисленное было бы очень интересно прочитать, если бы написано было бы хоть сколько-нибудь читабельно. Но.

Я не сторонник диагнозов по аватаркам, но здесь надо начинать с вопроса «Кто такой Джон Галт?» — кто такая Айн Рэнд, ответ многое проясняет. Айн Рэнд, она же Алиса Розенбаум, дочь коммерсанта, закончившая Ленинградский университет по специальности то ли философской, то ли искусствоведческой, в 1925 году эмигрировала в США, где успешно сотрудничала со всякими организациями вроде Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности (что особенно забавно в контексте декларируемых в книге идей).

Это объясняет, почему у автора а) так хреново с пониманием социалистических идей, б) так хреново с представлением о крупном бизнесе, и в) это ни черта не объясняет, почему у автора так хреново с эмоциональной компонентой, но только на первый взгляд.

Если развернуть эти подпункты, то с точки зрения философской, Рэнд пытается дискутировать с идеями, которые явно и очевидно не понимает, начиная с того, что известный принцип про способности и потребности она понимает буквально. Печаль, на самом деле, — сродни вопросу «Если Земля круглая, то почему люди с нее не сваливаются?».

Отдельной прелестью надо заметить, что автор использует дивный прием: несимпатичные ей идеи она отдает на защиту наиболее гадким персонажам. Могло бы сработать как авторская позиция, если бы не полное отсутствие у автора чувства меры.

Но бог с ней, с идеологией. Рэнд пыталась писать о крупных промышленниках. Это уже не печаль, это фейспалм — то, как определенная часть интеллигенции представляет себе крупный бизнес. Рэнд пытается создать образы руководителей — но это очень хреновые руководители, если без того, чтобы Таггарт лично приехала на станцию, а Реэрдэн лично пломбировал пробоину, у них ни черта не работает. Это фейспалм, если руководители не сумели отрастить себе нужного количества если не единомышленников, то хотя бы толкового набора специалистов и управленцев за столько лет.

И отдельный фейспалм — то, что они все одинаковые. Не похожие, что было бы понятно и оправданно. Они — одинаковые до степени неразличимости, и повторы одних и тех же реплик выглядят не близостью взглядов, а тем, что и сама автор не в силах их различить. Златокудрые, с телами древнегреческих богов и ясными уверенными взглядами, — это не моя формулировка, это автора. Атланты? Да ни фига. Это големы, на бумажках которых написана одна и та же незамысловатая инструкция.

Големов жалко, потому что они всю книгу несчастны. Автора, которому где-то ко второй книге начинает надоедать писать сюжет, и она заставляет персонажей произносить искусственные и достаточно бессвязные монологи — автора хочется убить за профнепригодность, если честно.

На этом фоне любовная линия, написанная достаточно пошло и с количеством троеточий, характерном скорее для шестнадцатилетней девочки в ли.ру, уже даже не удивляет. Для пристойного описания даже не любовных, а хотя бы простых человеческих, отношений — надо людей хоть немного знать. Рэнд, судя по однообразности и нежизнеспособности образов, людей не понимает, — но сама этого не осознает.

…Я все пыталась сформулировать, где же лажа в ее откровениях о праве сильного и великолепии крупного бизнеса. Ну, если забыть, что вся авторская схема функционирует только при условии, что у нас в промышленниках Хэнк Реэрдэн, а не Борис Березовский. Так вот.

Лажа, на мой взгляд — в том, что автор изначально единственной моделью воспринимает конкуренцию, честную (которая демонстрируется в среде хороших промышленников, формулировка опять авторская) или не очень (это вся остальная часть книги). Мысль о том, что может существовать общество, где путь к светлому будущему в долине Галта не проходит по чужим головам — что такое общество может существовать на все тех же принципах взаимовыгодного сотрудничества, что взаимовыгодное сотрудничество всех со всеми ведет к процветанию опять же всех, что нет слабых и сильных по умолчанию и навсегда, а слабых можно взрастить в сильных — всего этого автору не приходит в голову. Так мыслит даже не шестнадцатилетний подросток, а шестилетний ребенок, спрашивая маму, не будет ли она любить его меньше, когда у него появится братик.

И поэтому в конце я скажу о том, что меня пугает. Не антиутопия Рэнд, написанная, мягко говоря, существенно хуже среднего. Не философия подростка, обиженного на весь мир в силу возраста. Меня пугают 42 человека на ливлибе, которые назвали эту книгу любимой. Потому что меня пугают люди, отказывающиеся взрослеть.

ГЛАВА I

Писать такое – грех. Грех – думать слова, которые не думают другие, и записывать их на бумагу, которую не должны видеть другие. Это низко и порочно. Это все равно что разговаривать, чтобы никто не слышал. Мы хорошо знаем, что нет страшнее преступления, чем действовать или думать в одиночестве. Мы нарушили закон, потому что никому нельзя писать, если на то нет повеления Совета по Труду. Да простят нам это!

Но это не единственный наш грех. Мы совершили даже более страшное преступление, преступление, которому нет названия. Какое наказание ожидает нас, если все откроется, – не знаем. О таком преступлении люди еще не слышали, и ни в одном законе не предусмотрено наказание за него.

Здесь темно. Пламя свечи не колеблется. В туннеле все замерло, и только наша рука перемещается по бумаге. Здесь, под землей, мы одни. Одни – какое страшное слово. В законе сказано, что никто не должен оставаться один, никогда. Это ужасное преступление – причина всех зол. Но это не первый закон, нарушенный нами. Здесь нет ничего, кроме нашего тела. Странно видеть только две ноги, вытянутые по земле, а на стене перед собой только одну тень. Вода тихо, тонкими струйками стекает по щелям в стене. Темная и блестящая, как кровь. На полу – свеча, украденная из кладовой Дома Подметальщиков. Если это обнаружится, нас приговорят к десяти годам заключения в Исправительном Дворце. Но это неважно. Важно, что свет бесценен и нельзя тратить его на записи, потому что он нужен нам для работы, которая и есть наше преступление. Ничто вокруг не имеет значения, кроме нашей работы, тайны, порока, нашей драгоценной работы. И все же мы должны писать – да помилует нас Совет! – мы хотим хоть раз поговорить только с собой и ни с кем больше.

Наше имя Равенство 7-2521. Так написано на нашем железном браслете, таком, какой все люди носят на левом запястье. Нам двадцать один год. Наш рост шесть футов. Это плохо, не так уж много людей шести футов ростом. Учителя и Начальники всегда выделяли нас и, хмурясь, говорили: «Равенство 7-2521, в твоих костях живет зло, ибо твое тело переросло тела твоих братьев». Но мы не в силах изменить ни нашего тела, ни наших костей.

Мы родились проклятыми. Это всегда порождало в нас запрещенные мысли и недозволенные желания. Мы знаем, что порочны, но в нас нет ни сил, ни воли противостоять этому. Мы сознаем свою порочность и не сопротивляемся ей – и это источник нашего изумления и тайного страха. Мы стараемся быть похожими на братьев – все люди должны быть похожими. На мраморных воротах Дворца Мирового Совета высечены слова, которые мы повторяем про себя всякий раз, когда нас одолевает искушение:

«Мы во всем, и все в нас. Нет людей, есть только великое Мы. Единственное, неделимое, вечное». Мы повторяем эти слова снова и снова, но это не помогает. Эти слова высечены давно. Буквы и желтые прожилки в мраморе покрылись зеленой плесенью, возраст которой уже никто не способен определить. Эти слова – правда, потому что написаны они на Дворце Мира и Мирового Совета – символе нашей веры. Так было всегда, со времен Великого Воскресения и даже до него. Так давно, что никто не может этого помнить. И мы никогда не должны говорить о том, что было до него, под страхом заключения в Исправительный Дворец. Только старики в Доме Бесполезности шепчутся об этом по вечерам. Они шепчутся о сотнях странных вещей: о башнях, поднимавшихся к небу, о вагонах, двигавшихся без лошадей, и свечах, горевших без пламени. Но те времена были порочны, и когда люди поняли Великую Истину, правду о том, что все люди – одно целое и нет желания, кроме общего желания всех людей, тем временам пришел конец.

Все люди достойны и мудры. Только мы, Равенство 7-2521, родились проклятыми и не похожими на братьев. Так было всегда, и это шаг за шагом вело нас к нашему последнему тягчайшему преступлению, преступлению из преступлений, спрятанному здесь, под землей. Мы помним Дом Детей, где вместе с другими детьми Города, родившимися в один год с нами, жили до пяти лет. В спальных залах были белые чистые стены. Там ничего не было, кроме сотни кроватей.

Тогда мы были похожи на братьев во всем, кроме того, что дрались с ними. Мало преступлений хуже, чем драка с братьями, независимо от возраста и причины. Совет Дома объявил нам об этом, и из всех детей нашего возраста нас чаще всего запирали в подвал.

Когда нам исполнилось пять лет, нас перевели в Дом Учеников. Там было десять корпусов на десять лет обучения. Люди должны учиться до пятнадцати лет. Затем идти работать. Мы вставали с боем большого колокола на башне и ложились спать, когда он бил во второй раз. Перед сном нас собирали в большом зале, где, подняв правую руку, мы хором повторяли за учителями: «Мы – ничто. Человечество – все. По милости наших братьев даны нам наши жизни. Мы существуем благодаря нашим братьям и только для них. Ибо они и есть Государство. Аминь».


 Гимн — Айн Рэнд (скачать)

(ознакомительный фрагмент книги)

Полную версию можно читать или скачать тут — Литрес


Другие интересные материалы:

Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно — Ларри Кинг... Ларри Кинг, известнейший теле– и радиоведущий, делится с читателями секретами своего успеха. Практические советы признанного мастера общения помогут в...
Как я изучаю языки. Заметки полиглота — Като Ломб... Като Ломб, знавшая 16 языков, считала, что деление людей на имеющих и не имеющих «особые языковые способности» ошибочно. Эта книга – квинтэссенция ее ...
Создавай! Хорошие привычки за 30 дней — Ицхак Пинтосевич... Эта книга-тренинг написана в помощь тем, кто хочет избавиться от вредных привычек и приобрести новые полезные. Внимательно прочитав все советы и выпол...