Ловля бабочек. Дорога осознания — Трубицин Евгений

«— Прежде чем приступить к наблюдению за ложной личностью, тебе нужно освоить одну из важнейших техник — осознание переходов. У нас ее еще называли „ловлей бабочек“. Идея состоит в том, чтобы наилучшим образом концентрировать внимание в момент различных переходов или промежуточных действий — сказал старик и полностью завладел моим вниманием».

Глава 1. Шаги к пустоте.

Я собирался выйти на улицу из темного прохладного подъезда, сознание, скользя вдоль обшарпанных стен, охватывало пространство вокруг, будто тело больше не ограничивало меня. Внимание как быстротекущая река, испытывало постоянное обновление и изменение. В каждый миг я оказывался в новом месте, в новом мире, чистое восприятие не приемлет памяти и застывших образов. Моя рука плавно потянулась к кнопке, горящей зеленым, еле заметным светом в сумраке, претворяющим выход. Внимание в эти моменты отчетливо фиксировало тонкие ощущения от напряжения мышц и сопротивления воздуха, как только рука слегка коснулась кнопки, тишину нарушил громкий, пронзительный писк. На секунду что-то возникло в глубине эмоционального ума, небольшой раздражающий сигнал, недовольство от излишне резкого звука. Мысли тотчас готовы были подхватить начинающийся каприз личности, но присутствие пустоты поглотило возникшую искру раздражительности. В течение этих мгновений бдительность значительно обострилась, наблюдая малейшие признаки нестабильности, малейшие возможности для образования страданий. «Ложное я», пытаясь пробудиться от и так недолгого сна, вновь раскручивало колесо мышления, стараясь затеять внутреннюю борьбу, тем самым получив дополнительную поддержку своей и без того сильной позиции. Но направленное внимание, устремившее свое око прямиком на источник зарождения мысли, сломало стройную цепочку процесса мышления, освободив место для тишины и присутствия.



Один шаг и я оказался за пределами дома в наполненном благоуханием цветов и заросшем разнообразной зеленью, дворе. Мой взгляд, ранее расфокусированный, приобрел новые характеристики. Симбиоз направленного и периферийного зрения, позволял мне ощущать волшебную атмосферу солнечного утра и конечно значительно расширял возможности по регистрации различных движений и звуков. Где-то на краю зрения пролетела маленькая юркая птица, слева не спеша проезжали автомобили изредка издавая сигналы. Все было наполнено жизнью и люди, птицы, автомобили сливались в некий единый поток непрекращающегося движения.

Медленно, всегда ступая сперва на пятку я наблюдал каждый шаг, таким образом продолжая свою ежесекундную тренировку, которая заключалась в осознании любых процессов проявляющихся в уме и теле. Каждый раз изменяя обстановку и свое поведение, разговаривая с ранее незнакомыми людьми я внимательно наблюдал за реакциями  личности, за ее попытками защититься от новизны ощущений, за страстным желанием закутаться в комфортное, но сковывающее одеяло привычности. Работая подобным образом, я все больше обострял способности к мгновенной реакции на любые проявления эго и одновременно расширял границы восприятия и чувствования.

Пройдя несколько шагов, внимание, действующее в режиме свободного осознания, перенеслось на проехавшую в нескольких метрах машину. Ранее, автоматическая личность запустила бы новый, нескончаемый монолог ума, описывая даже такое незначительное событие и выдумывая множество несуществующих деталей только бы продлить свою иллюзорную мыслительную жизнь. Теперь же, сознание лишь констатировало факт изменения восприятия, при этом привычного для многих мысленного проговаривания не возникло. Каждую секунду появлялось все больше и больше возможностей для развития повышенной внимательности, для продления ощущения непрерывности существования.
Увидеть эти возможности — уже является одним из значительных этапов освобождения от своей машинальности, приглушающей настоящие чувства и скрывающей от нас реальный мир.

***

Не раз меня спрашивали, почему я начал заниматься медитативными практиками и откуда узнал так много различных методов работы с сознанием. Оглядываясь назад на прошедшие годы, для меня стала вырисовываться картина моей жизни, зачастую состоящая из необычных и иногда странных событий, повлиявших на мое мировосприятие. Все началось в пятом классе средней школы. Был очередной учебный день ничем особо не выделявшийся. Шел урок физкультуры. Выполняя разминку, мы преодолели уже третий круг вдоль потертых стен небольшого спортивного зала, когда случайно мой взгляд привлек невысокий мужчина подошедший к учителю. Мужчина был подтянут и всем своим видом демонстрировал бодрость и здоровье. Изредка касаясь густых черных усов, он что-то усиленно и воодушевленно объяснял учителю. Их оживленный разговор видимо настолько отвлек преподавателя, что он на эти минуты практически забыл о нашем существовании. Позже выяснилось, что незнакомец тщательно отбирал из учащихся школ кандидатов для секции по легкой атлетике. Не понятно по каким причинам, но его выбор пал на меня и моего лучшего друга.

Вспоминая этот день, до сих пор не могу понять причину, по которой согласился ходить на занятия по легкой атлетике, так как этот вид спорта совершенно меня не интересовал. Но первая же встреча с тренером показала мне, что бег это только внешняя, самая незначительная часть тренировок, которые нам предстояли. Фраза, с которой началось наше первое занятие мне запомнилась надолго, хотя в те времена я осознал ее далеко не полностью. Собрав всех учащихся, при этом образовался небольшой овал из ребят различного возраста и телосложения, тренер произнес: «Сегодня наша задача не думать, а действовать. Не описывать то, что с нами происходит, а ощущать движения и свое тело». По лицам ребят я увидел, что не мне одному показались эти инструкции странными и непонятными, но в дальнейшем мы получили некоторые разъяснения.
Сперва наше задание состояло в продолжительном хождении по огромному, пустому стадиону очень медленным шагом, пытаясь прочувствовать перемещение центра тяжести, напряжения мышц ног, плечевого пояса и спины, и при этом стараясь постоянно ощущать движение встречного воздуха. Около десяти минут с начала упражнения мы скучали и дурачились, изредка посмеиваясь за спиной тренера. Но через какое-то время наше настроение стало меняться и шаг за шагом ум успокаивался. Я заметил, что трава покрывающая стадион становилась все ярче, а мое не очень хорошее зрение непрерывно изменялось, то приобретая повышенную контрастность и четкость, то становясь обыкновенным. В дальнейшем я использовал подобный метод для создания устойчивого осознанного состояния, намеренно замедляя большинство своих движений, пытаясь не упустить разнообразные ощущения возникающие при этом.
Сейчас я понимаю, что практически ни одного дня мы не занимались привычными для легкой атлетики, упражнениями. А секция, была лишь прикрытием для обучения различным медитативным практикам, к которым в то время относились с большим недоверием и опаской.
День за днем задания все больше усложнялись. Теперь мы должны были в процессе ходьбы непрерывно осознавать семь произвольных точек на своем теле, через каждую минуту меняя их на другие. Далее подключалось осознание дыхания, но из-за того, что многим из нашей группы не удавалось наблюдать вдохи и выдохи, не нарушая их ритм, эта часть задания была в последствие изменена. Через месяц у большинства из нас появились поводы считать себя лучше других и смотреть на «обычных» людей со снисхождением. Ложная личность в тот момент стремительно набирала вес, отодвигая детскую сущность на темные задворки нашего я. Но триумф не продлился долго, в одно пасмурное, но по-летнему теплое утро тренер не появился и с того дня я его больше не встречал. Секция распалась, занятия прекратились.

Но в тот день когда мы должны были идти на как выяснилось затем последнюю тренировку, произошло нечто странное. Как обычно я проснулся в шесть утра и периодически зевая, направился за своим другом, который жил в соседнем подъезде. Быстро взбежав на третий этаж, я позвонил в высоко висящий звонок, но ответа не последовало. Я позвонил еще дважды и через мгновение услышал слабый щелчок по ту сторону двери. Простояв несколько секунд, ожидая, что дверь наконец то откроют, я протянул руку и толкнул тяжелую металлическую поверхность. Но в тамбуре никого не оказалось и только изредка мигающая лампочка составила мне компанию. Прождав еще минуту я приоткрыл дверь в квартиру. Все комнаты были пропитаны сумраком и абсолютной тишиной. Перед моим взором предстала полностью пустая квартира без малейшего шороха, без единого движения. Мысли в эти секунды покинули меня, оставив с чувством нарастающей тревоги. Надо пояснить почему я испытывал подобные чувства. Это был обыкновенный рабочий день, и в такое время квартира моего друга всегда была наполнена веселыми разговорами и ярким светом, различными приготовлениями и шумом включенного телевизора. Но сегодня было совершенно по-другому. Справившись с возникающим страхом, я сделал пару шагов в обволакивающий мрак коридора. Тишина. Через пару минут я уже начал разворачиваться, чтобы уйти, когда краем глаза заметил мутный черный силуэт. «Здравствуйте» — бодро произнес я, но ответом было все то же безмолвие. Силуэт исчез, а напряжение нарастало с огромной скоростью, сознание сжалось до пульсирующей точки и постоянно ощущалось присутствие чего-то необъяснимого и опасного. Не медля ни секунды и не пытаясь выяснить, что произошло, я вышел на улицу и под воздействием яркого солнечного света на какое-то время забыл о произошедшем.

Позже когда я встретил друга, он немного удивившись, объяснил мне, что во время моего визита, они с семьей как обычно сидели перед телевизором, поедая свой завтрак. На протяжении всего промежутка с шести до девяти часов утра у них постоянно горел свет и велась оживленная беседа. Услышав эти слова я впервые остро ощутил факт своего хрупкого существования. Осознал, что моя жизнь может прерваться в любой момент по совершенно неизвестной причине. С этого дня меня стало сопровождать чувство, которое я определил как присутствие своей жизненности. Я невольно вспоминал о себе все чаще. И погружаясь в диалог с людьми или забывшись в интересном развлечении, непременно выныривал из замутненного состояния транса. Транса, который сопровождает практически всех людей на протяжении жизни, оставаясь неузнанным и непреодоленным.

Глава 2. Манипуляция реальностью.

Мое знакомство с сидячей медитацией произошло в тринадцать лет, когда мне в руки попалась книга о боевых искусствах монастыря шаолинь. Старая, местами затертая обложка была завернута в полиэтилен, удерживаемый кусочками скотча и не внушала доверия из-за растрепанного вида. Но прочитав несколько страниц, я не смог оторваться и проглотил книгу целиком за один вечер. Особо не вникая в различные приемы, которые в избытке содержались в учебнике, а в основном лишь обращая внимание на философию и описание методов медитации, я ни на шутку загорелся восточными идеями. И едва закрыв книгу, сразу же попытался принять позу лотоса, что удалось мне довольно-таки легко благодаря давним занятиям единоборствами.

На протяжении следующих девяти лет я занимался сидячей медитацией каждый вечер, не пропуская ни дня. Основной метод, который я применял на протяжении этих лет, заключался в наблюдении за дыханием. В начале я подсчитывал только выдохи, а по мере достижения стабильной концентрации переключился на слежение за вдохами. Через несколько лет я научился, как мне тогда казалось, полностью отключать внутренний диалог с помощью определенного ритма дыхания, который ненароком открыл в процессе тренировок. Находясь в состоянии внутреннего безмолвия, я не делал ничего особенного, а лишь фиксировал процессы, возникающие во мне. Например, если в течение медитации я случайно кашлял, то осознавал, что Я это делаю. Иногда мысли могли брать верх и я спокойно, не сопротивляясь, отдавал себе в этом отчет.

За эти годы я все ближе подходил к понимаю, что одного лишь безмолвного сидения мне не достаточно, потому что с нарастающей силой вновь и вновь ощущал противоречия между спокойствием, сопровождающим процесс медитации и нередко импульсивным, неуправляемым поведением в обычной жизни. Люди, которые также увлекались медитацией, при общении сплошь и рядом вели себя высокомерно или наоборот излишне сдержанно и отстраненно, резко выделяясь из окружения. Многие из них старались поразить окружающих красивыми, витиеватыми фразами или непривычными ответами на простые вопросы. В итоге многочисленные наблюдения за «духовными людьми» убедили меня в их сильнейшей неприспособленности к жизни. Все чаще я замечал у них желание убежать, отгородиться от общества, что происходило в основном от неудовлетворенности своей работой, семьей или существованием в целом. Поэтому год за годом я испытывал на себе всё новые и новые методы воздействия на сознание, стараясь найти способ перенести медитативное состояние в повседневность, не теряя при этом способности к нормальному взаимодействию с людьми. Увы, любые упражнения, которые встречались в ходе моих поисков, помогали ненадолго и в определенный момент заканчивались тупиком.

Но однажды, в один ничем не примечательный летний день школьных каникул, произошло неожиданное событие, подтолкнувшее меня в верном направлении. Утром, бесцельно переключая каналы телевизора, я случайно наткнулся на передачу про телекинез. Ведущий в подробностях рассказывал о поразительных возможностях человеческого разума, изредка прерываясь на навязчивую рекламу каких-то книг. Воодушевленный увиденным, я в течение получаса изо всех сил старался сдвинуть с места маленький клочок бумаги. Но после пары неудачных опытов по перемещению предмета с помощью концентрации взгляда и мысли, я немного разочаровавшись, оставил дальнейшие попытки. И вместо этого слегка задернув шторы, чтобы скрыться от слепящих глаза солнечных лучей, взял в руки газету лежащую неподалеку, удобно примостился в мягком, уютном кресле и по обыкновению начал спешно переворачивать листы в поисках чего-нибудь заслуживающего внимания. Пролистав газету до конца, мой взгляд остановился на кроссворде напечатанном на последней странице, когда внезапно во мне с новой силой вспыхнуло желание, еще раз проверить свои экстрасенсорные способности. Мысленно твердым, уверенным голосом, проговорилась цель: поджечь лист бумаги взглядом.

Я приблизил газету и переместил взор на незаполненное текстом пространство страницы, чуть ниже кроссворда. И сразу же резкий, неприятный запах типографской краски проник в нос и заставил меня быстро отодвинуть, к тому же неприятные на ощупь, листы. В тот миг, сконцентрировавшись на белой области, я заметил, что фактически играю с самим собой. Конечно же, всерьез я не принимал факта, что у меня получится обойти законы реальности и заранее отбросил ожидания любых результатов. А затем по какой-то неведомой причине начал убеждать себя в том, что у меня уже получилось поджечь кусочек газеты. Через несколько мгновений я смог тщательно претвориться, что переживаю удивление от уже случившегося чуда. В течение всех этих действий мой взгляд был прикован к одной точке и как часто случается в подобных случаях — расфокусировался, перед глазами заплясали различные пятна, появлялись и исчезали многочисленные круги и другие иллюзорные образы. В ушах немного давящим, тихим шумом проявилась тишина.

Прошло около шести минут, когда мне надоело заниматься «ерундой» и я позволил взгляду принять привычное состояние четкости. Но как только глаза приобрели фокус, я увидел, что на месте некогда пустого пространства появилась неопределенной формы, отметина, сперва принятая мной за растекшуюся краску. Осознав сложившуюся ситуацию, ум начал лихорадочно искать приемлемую интерпретацию данного факта, убеждая себя в том, что ранее я просто не заметил этого пятна. Но я отчетливо помнил, что пространство под кроссвордом было пустым, без малейшего пятнышка. На протяжении нескольких последующих минут я нервно, под разными углами разглядывал пятно, все сильнее убеждаясь, что оно напоминает отметину от соприкосновения с зажженной сигаретой. Через час или около того я прекратил терзать себя поисками объяснений неожиданного явления, так и не остановившись на чем-то конкретном. А на следующее утро, погрузившись в повседневные дела, ненадолго забыл о случившемся и впоследствии никому о нем не рассказал, а тем временем мое восприятие реальности серьезно пошатнулось, открывая дверь новому опыту, который ранее было бы невозможно получить.

***

Конечно, у любого случаются моменты ясности, когда ощущаешь, словно впервые открыл глаза, будто вынырнул на поверхность со дна озера, покрытого илом забытых желаний, освободился от затуманивающего бреда своего внутреннего голоса. В эти минуты ты избавлен от проблем и навязчивого мышления, от глупых переживаний и тревоги. Но капли осознанности утекают сквозь пальцы и вот, ты уже вновь человек, вечно сопровождаемый страданиями, большинство из которых даже не признаются таковыми. И самое грустное, что это состояние чистоты, обычно связывают с определенным местом, событием или людьми. Многие лишь иногда ищут его, особенно в моменты трудностей и несчастий, другие же готовы отдать всю свою жизнь, только бы не терять драгоценные мгновения счастья. Встреча с осознанностью для меня прошла не так красиво и сказочно, как описывается в эзотерических книгах, потому что шла рука об руку с опасностью для жизни.
Началось все в десятом классе. В то время я хоть и не особо прилежно, но посещал занятия в художественной школе. Почти сразу у меня появился новый приятель, иногда чересчур веселый и несдержанный. Новоиспеченный друг был практически одержим учащейся с нами девушкой. Проявляя недюжинную настойчивость он снова и снова приглашал ее погулять, но каждый раз слышал отговорки о не выученных уроках и других, якобы неотложных делах. И вот, после очередного предложения встретиться, она внезапно ответила согласием, но вскользь упомянула, что с ней будут несколько ее друзей. Приятель, видимо вспомнив многочисленные посиделки в компьютерных клубах и испытывая небольшие приступы ревности к пока еще неизвестным друзьям, сказал:
— Хорошо, мы как раз сыграем с ними в Mortal Kombat. В дальнейшем он сильно пожалел, что обмолвился словом о компьютерной игре, в которой главной задачей было — с изощренной жесткостью, прикончить противника. Прошел вечер их встречи и дни, казалось бы, шли своей чередой.

Однажды, зайдя в школу, я заметил двух малознакомых парней с внимательными, застывшими от напряжения лицами, они явно высматривали кого-то. Один из них, встретившись со мной глазами, что-то сказал другому и они не медля, вместе подошли ко мне.
— Сегодня в три часа дня придешь в садик у восемьдесят пятой школы. И лучше без всяких сюрпризов, иначе будет хуже. Произнес он намеренно медленным, немного наглым, хриплым голосом.
— Зачем? Удивленно спросил я, предчувствуя, что меня затягивает в серьезные неприятности. И несмотря на то, что я жил в одном из криминальных районов города, где мне приходилось драться по несколько раз в неделю, я никак не мог привыкнуть к подобным ситуациям. Сердце уже начинало стучать быстрее, отзываясь глухим стуком в ушах. Я ждал объяснений.
Как в итоге выяснилось, приятель по рисованию в тот злополучный день встретился с девушкой и ее друзьями. И попал в весьма неловкую и опасную ситуацию, потому что друзья оказались очень серьезными ребятами, которые к тому же занимались какой-то темной деятельностью. Но проявив поистине чудеса находчивости, ему каким-то образом удалось свалить всю вину на меня, а слова про игру списать на недоразумение.

Как ни странно, но встретившись с ним, я даже не думал об обиде, оттого что отчаянно искал выход из сложившейся ситуации. Не идти было нельзя, меня легко бы нашли и обстановка резко ухудшилась. Со мной на назначенную встречу отказались идти абсолютно все мои друзья, ссылаясь на внезапно возникшие важные дела, недомогание и подобные сказки. Наступило время идти и я, разрываемый изнутри сильнейшим страхом, двинулся в путь. Подходя к месту, я сразу же заметил странное оживление вокруг. Детский сад, где обычно и проходили подобные встречи, был заполнен множеством подростков и лицами значительно старше. Как только я прошел через ворота, ко мне подошла компания из нескольких парней лет двадцати. Одному из них не терпелось разорвать меня, но другие легко его сдерживали, предлагая подождать главного. С каждой секундой ситуация накалялось. Я все отчетливей замечал, начинающуюся дрожь в ногах. Мне подробно объяснили, что весь этот народ, собравшийся здесь, жаждет разобраться со мной. Осмотревшись, я насчитал около тридцати человек разной комплекции и возраста.
— Бои будут проходить честно, один на один. Пояснил мне более спокойный парень. Но от такой честности мне стало не по себе. Сердце и без того колотившееся как у лошади, случайно попавшей на поле боя, готово было взорваться. Но внешне, мне непонятным образом удавалось удерживать спокойное выражение лица, играя роль этакого ковбоя, готового ко всему.
Годы медитации совершенно не помогали и меня раздирали негативные мысли, одна хуже другой. Не помню зачем, я присел на корточки и терпеливо ждал.

Вдруг толпа, окружавшая меня, стала расходиться. Я понял, что их «предводитель» рядом и в эту секунду мой страх дошел до предела, видение стало дрожать и меняться, будто мираж в пустыне. И внезапно, все успокоилось, я ощутил состояние похожее на то, которое сопровождало меня в опыте с газетой, но усиленное десятикратно. Я медленно выпрямился во весь рост, чувства, страхи и переживания словно отключили, нажав на неведомый тумблер. Четкость зрения значительно возросла, окружающее наполнилось какой-то тяжело передаваемой атмосферой и приобрело новый оттенок, создав иллюзию изменившегося освещения. Тело наполнилось легкостью и одновременно было готово незамедлительно действовать. Вместе со страхами отключились и мысли, и как бы глупо это не звучало, я остро почувствовал радость от жизни, от простого существования. В поле моего зрения попали прекрасные цветы растущие неподалеку, зеленая трава источала магическое свечение, рядом, перелетая с ветки на ветку, весело чирикали птицы. Все мои проблемы сразу показались пустяками, а ситуация переживалась как нечто обыденное, не требующее внимания. Оглядев людей находящихся рядом, я осознал, что некоторые из них испытывают страх, другие откровенно сочувствуют мне, конечно были и те, кто жаждал крови. Но рвавшихся в бой было немного, видимо большинству все-таки не хотелось очередных жестоких разборок.