Время личности и время жизни — К. Абульханова

Время личности и время жизни - К. АбульхановаМонография посвящена малоизученной проблеме личностной организации времени деятельности и жизни в целом. В многогранной авторской концепции преодолен разрыв, существующий между изучением субъективного (психологического) и объективного (физического, социо-культурного, исторического) времени.

Их связующим звеном является личность со своей темпоральной организацией, соотносящая свое субъективное время (сознания, бессознательного, переживания и т.д.) со временем самореализации в деятельности и жизненном пути, организатором которого она становится объективно.

Введение к книге «Время личности и время жизни»

Время связывает все структуры нашей действительности: про­изводительность труда измеряется временем, затраченным на производство продукта, товара; любая профессиональная деятель­ность — рабочего на конвейере, летчика, ученого и т. д. имеет свой ритм, темп, скорость; все социальные процессы происходят во времени — социальные изменения то медленны (эпохи стабиль­ности), то стремительны — за два-три года в корне изменилось наше общество, которое оставалось статичным более 70 лет.



Время — это цикл нашей жизни, ее длительность, ритм, ее периоды, которые имеют разное значение и смысл для личности. Время — это ценность, поскольку нам удается наполнить его глу­боким содержанием и реализовать себя в нем. Время является определенной мерой скорости, продуктивности и т. д.; вместе с тем происходят растраты, т. е. уничтожение времени, виной ко­торых незаметно являемся мы сами. Итак, время — это темпы, скорость, сроки и ритмы, периоды, этапы и определенные струк­туры самых различных процессов и явлений. Объединяя все эти временные структуры и явления, можно сказать: время необходимо включает в себя энергетический аспект, время — это энергия нашей жизни. Далее мы более подробно остановимся на этом аспекте и в заключение сформулируем некоторые положения возможной энергетической концепции психологического времени, тем более что до сих пор субстанциональные концепции физики времени мало использовались психологами в своих работах.

Время универсально и многолико. В свою очередь, время имеет собственную структуру, которая различна в разных системах: в жизни человека структура времени — настоящее, прошлое и бу­дущее; здесь время необратимо, а жизнь конечна. В познании время может быть последовательным: постепенно происходит раз­вертывание некой идеи, но она же может быть представлена одно временно — в одном времени и пространстве. В области познания время обратимо. Знания в известном смысле вневременны: мы читаем сегодня Тацита, Аристотеля, т. е. преодолеваем время ис­тории; более того, любые достижения культуры являются своеоб­разным аккумулятором времени, энергия времени потенцируется в них, и далекие потомки не просто знакомятся с творениями науки и искусства, они прикасаются, усваивают воплощенное в них время. Более глубоко проблема интеграции личностью исто­рического времени и времени культуры будет рассмотрена нами в пятой главе настоящей работы. В деятельности мы ставим цель, которая находится в будущем, мышлением мы осуществляем про­гноз будущего, словно движемся вперед по потоку личностного времени быстрее, чем движется окружающий нас материальный мир. Иными словами, можно говорить о структуре или архитек­тонике времени в разных областях жизни человека.

Долгое время считалось, что существует только объективное время, а объективное время познается только точными науками, прежде всего физикой. И даже несмотря на появление именно в области точного знания ряда сложных темпоральных концепций (теория относительности А. Эйнштейна, теории многомерной, имею­щей несколько временных и пространственных координат. Вселен­ной — модели Калуцы-Клейна, концепция внутреннего времени И. Пригожина, энергетическая теория времени Н. Козырева и др.), некоторые представители точных наук абсолютизировали точное (фактически механическое) время, отрицали его качественную спе­цифику и тем самым право гуманитарного и философского знания в целом на выявление специфики человеческого времени. Однако именно в отмеченном выше многообразии темпоральных концепций современной физики времени психология может найти интерпре­тации многих известных феноменов психологического и личност­ного времени, что мы и попытались сделать для малоизученных феноменов личностного времени (глава 4).

В отечественной науке теорию времени как четвертой коорди­наты протяжения, которая потенциально могла бы служить и основанием концептуализации человеческого времени, создал М. Аксенов. Идеи М. Аксенова претерпели ту же участь, что и все другие гениальные русские открытия. Так продолжалось до тех пор, пока Герман Минковский — совместно с А. Эйнштейном — не провозгласил нового учения на съезде естествоиспытателей в Кельне в 1908 году, и, таким образом, мысли нашего соотечест­венника не получили блистательного подтверждения.

Однако, несмотря на наличие собственно философских идей, позволивших подойти к изучению специфики времени человека (концепции времени А. Бергсона и др.), философии экзистенциа­лизма, специально посвященной проблеме жизни и смерти человека (бытия и небытия), на проблему человеческого времени в отечест­венной философии и психологии было наложено табу.

Современным примером тому является трагическая судьба кни­ги Н. Н. Трубникова [ИЗ], талантливого отечественного философа, книга которого была посвящена философской и историко-философской постановке проблемы человеческого времени. В издатель­стве «Наука» эта книга была отдана на рецензирование ученых — представителей точных наук, и признана ими ненаучной. Лишь после смерти ее автора, ушедшего из жизни молодым, его друзьям-философам удалось опубликовать этот труд.

В чем коренились причины, препятствующие марксистской фи­лософии ставить проблему человеческого времени и защищать от физиков философов, посягнувших на ее разработку? Основная при­чина заключалась в той философской парадигме, в которой отсут­ствовала философская антропология и онтология — учение о бытии человека, его специфических уровнях и качествах. Ограниченность официальной философии заключалась в том, что она состояла из лоскутных (по выражению С. Л. Рубинштейна) учений о материи, о познании и учения об обществе. При таком подходе время материи и учения об обществе как объективной реальности могло быть определено только как время физики, т. е. время, существующее вне человека. В учении об обществе, конечно, учитывалось время истории, но оно также трактовалось только как имеющее свои объективные закономерности (смены формаций) и потому исклю­чалась, как идеалистическая, сама идея субъективного человечес­кого времени. Только разработка С. Л. Рубинштейном совершенно новой парадигмы — философской антропологии и онтологии, по­зволившей поставить проблему Человека в Мире, в свою очередь, позволила и человека представить как онтологическую реальность и подойти к проблеме субъективного (в том числе и субъектного времени) с иных позиций.

Однако пока вся глубина этой фило­софской парадигмы еще не была ни понята, ни признана, мы решили поддержать философскую концепцию Н. Н. Трубникова с позиций конкретной науки — психологии. Мы предположили, что если эмпирически, т. е. на том же уровне и языке, на котором мыслили физики, мы докажем в конкретном исследовании зако­номерный характер субъективного времени в психологии, мы смо­жем с позиций гуманитарной науки поддержать идею Н. Н. Труб­никова о специфике человеческого времени и вообще возможности изучения его закономерностей.

Время личности и время жизни — К. Абульханова (скачать)


Другие интересные материалы:

Правила умной жены. Ты либо права, либо замужем — Эллен Фейн, Шерри Шнайде... Вы считаете, что вышли замуж и больше можно не прилагать усилий? Что брак будет процветать сам собой? Нет и ещё раз нет! Вы только в начале своего сов...
Прощение подлинное и мнимое: Книга гордости и стыда — Лууле Виилма... Автор серии книг, специалист с многолетним опытом в области медицинских и духовных практик, рассказывает о разработанном ею учении. Суть его состоит в...
Дзен и искусство ухода за мотоциклом — Роберт Пёрсиг... Это совершенно уникальная книга, современный философский роман-путешествие. Автор делится с нами своими впечатлениями от поездки на мотоцикле вместе с...