Преврати себя в бренд — Том Питерс

Преврати себя в бренд - Том ПитерсВ наш век высоких скоростей именно человек стал основной единицей экономики! И есть только один способ не просто выжить, но и быть успешным — стать брендом самому себе. Свободным подрядчиком. Мастером, полностью отвечающим за свою работу. Маркетером, продающим… себя. Предпринимателем, живущим ради клиента.

Даже если вы — офисный клерк в огромной конторе. Работа может быть любимой. Работа должна быть любимой!

Том Питерс представляет полный спектр практических рекомендаций по развитию стартапа под названием «Я сам». От солидных (визитки и все такое) до… мягко говоря, эпатажных. Но — однозначно работающих. К примеру, как насчет плаката «Не беспокоить! Занимаюсь классной хренью»?



Список-50: кредо

Эй, вы, офисные рабы! Сорвите галстуки! Сбросьте иго!
Работа бывает клевой!
Работа бывает отличной!
Работа бывает прикольной!
Работа может что-то значить!
Вы можете что-то значить!
Долой офисные стены!
Комиксы с Дилбертом в мусорку!
Даешь революцию «белых воротничков»!
90 процентов наших рабочих мест в опасности!
Примите ответственность за свою жизнь!
Долой иерархию!
Пусть каждый проект будет вау-проектом!
Будь личностью… или умри!
Пришло новое тысячелетие: если не сейчас…
То к-о-г-д-а?

0. Никакая глава (читать обязательно, она короткая!)

Ладно-ладно, я вас обманул. Это НЕ НИКАКАЯ глава. И даже вовсе НИКАКАЯ НЕ глава. И я — не Том Питерс. Я переводчик, который переписал эту книгу по-русски. И поверьте, это было нелегко. Потому что книга эта — очень особенная. И вы в этом убедитесь через минуту. Но за эту минуту я скажу кое-что важное.

Том Питерс — провокатор и хулиган. Читать его весело, но трудно. Такого вы еще точно не видели. А переводить его еще труднее. Лучше было бы, наверное, вовсе не переводить.

Но Том Питерс — супер-гуру менеджмента. И поэтому его нужно и переводить, и читать. Обязательно.

Плохо только, что в этой книжке изначально было много непонятного. Кто такой Дилберт? Почему Питерс его терпеть не может? Чем ему дороги отцы-основатели?..

На все эти вопросы американские читатели знают ответы. А русские — не всегда. И чтобы уравнять их в правах, я постарался ответить на них прямо в тексте. Аккуратно. По возможности не портя и не перегружая текст — стремительный, заряженный бешеной энергией Тома.

Думаю, это лучше, чем отвлекаться от чтения на сноски или «Википедию». Насколько хорошо у меня получилось, решать вам.

Заканчивая свою НИКАКУЮ главу, скажу: прочтите эту ЕЩЕ КАКУЮ книгу обязательно! Она снесет вам мозг… а потом, наоборот, расставит всё по местам. Книгу про революцию сознания. Про революцию отношения к работе. Про революцию жизни. Прочтите ее — и дерзайте!

Введение

1954 год. Окончил университет. (Повезло.) Работа в GE. Или в GM. Или в AT&T. (Почти попался в ловушку — программы ускоренной подготовки менеджеров в департаменте дальней связи AT&T в 1964 году, но Линдон Джонсон начал войнушку — и меня призвали.) Не мути воду. Не шмыгай носом. Отвечай на вопрос «где работаешь?» гордым «в сети Джей-Си Пенни» или «в AT&T». (Название твоего работодателя характеризует тебя… как ч-е-л-о-в-е-к-а.) Шли годы. Дети поступили в колледж. Потом женились. Пошли внуки. 55. Ушел. 65. Вернулся. Проводы Мадлин на пенсию. Сорок два года беспорочной «службы». Верный подданный корпорации. На пенсию. Жизнь в арендованной квартире в «городе пенсионеров».

Вот так как по нотам разыгрывалась жизнь после Второй мировой. Примерно до 1975-го. Потом возникла иностранная конкуренция. (Все началось со сталелитейной и автомобильной отраслей.) Конец американской гегемонии. И, наконец, компьютер перерос задачу автоматизации расчета дебиторской задолженности.

А потом… ВСЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ПОШЛО ВРАЗНОС. А как еще сказать про 1985 год? «Иностранная конкуренция» превратилась в откровенную глобализацию. «Компьютеризация» породила настольные компьютеры… а потом и компьютерные сети. И добро пожаловать EDI! (Это электронный обмен данными. Wal-Mart: «Мы не оплатим ваш счет, если он представлен в бумажном виде»). А потом…

Интернет

И вот уже увольняют не работников автомобильной или сельскохозяйственной отраслей, не горняков или сталеваров, а вашего соседа, старожила IBM с 27-летним стажем и шестизначными суммами годового дохода. (А ведь он только что направил свою Мэгги, старшенькую, в престижный Миддлберийский колледж… с его зигзилионными счетами за обучение.)

То есть вся эта фигня теперь касается вас лично! Увольнявший работников тысячами Эл Данлэп по кличке Бензопила… И тот красавчик Роберт Аллен из AT&T, который выкинул на улицу больше людей, чем даже Данлэп. И «реинжиниринг» методом «доктора» Майкла Хаммера. (Иезуитски именовавшийся «оптимизация размера». Чего ж удивляться, что мы так симпатизируем откровенному цинизму Дилберта!)
Данлэп — осел! «Оптимизация размера» — омерзительный термин! Но время вспять не повернуть. То, что революция «белых воротничков» наконец началась, — свершившийся факт. И джинна обратно в кувшин не загонишь. Он вырвался на волю — ERP-система, Интернет и т. д. — но это пока лишь предтеча мессии.

Да… Революция «белых воротничков» наконец началась. И — да! — я верю, что девяносто с лишним процентов должностей «белых воротничков» исчезнут или перестанут считаться престижными. В ближайшие десять-пятнадцать лет.

Но… знаете что?

Я думаю, это клевее клевого. Прикольнее прикольного. Я считаю, что это (потенциально) навсегда освободит нас.

Я НЕ ХОЧУ ВЫХОДИТЬ В ОДНУ И ТУ ЖЕ ДВЕРЬ, ОТПРАВЛЯЯСЬ НА РАБОТУ, С ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ПЯТНИЦУ, В ТЕЧЕНИЕ 41 ГОДА, КАК МОЙ ОТЕЦ. ДУМАЮ, ЕГО ТРУДОВОЙ СТАЖ МОЖНО ЗАСУНУТЬ В ЗАДНИЦУ. (ИЗВИНИ, ПАП.)

Я хорош настолько, насколько хорош мой последний проект. (И точка.) (Как у маляра. И у Гаррисона Форда.) Я расту… или гибну. (Профессионально.) И мне это нравится. И я полагаю, что это очень по-американски. Изобретатель «пробников» Бенджамин Бэббит не понял бы этого. И Дилберт пригвоздил бы меня «мистером Паинькой» или «мистером Розовые Очки». А вот Бенджамин Франклин — наш первый гуру самостоятельности — понял бы. И кто знает, может, Томас Джефферсон из Монтичелло тоже.
Удивительное дело: новая, основанная на мозгах экономика на самом деле стара как мир. Она требует от нас — в стиле барона Мюнхгаузена — выкручиваться самим. Импровизировать.

Ваш выход. Чувствуете свободу? Или страх? Ладно, все верно: если у вас голова на плечах, ответ у нас всех один — и то и другое. Да, это пугает. Но стоит попробовать, а? И, думается мне, это…
Невероятно клево!

А вот и решение: трансплантация иного отношения! То есть начинаем думать и действовать как Независимый Подрядчик. Даже если в обозримом будущем вы продолжите где-то получать зарплату. Главное, что Независимый Подрядчик полагается только на себя. Зависит только от своих способностей… и постоянного самосовершенствования. В конце концов, у Независимого Подрядчика есть только его собственный список достижений. То есть его Проекты.

Я называю такого Независимого Подрядчика по духу «независимо мыслящей единицей», практически брендом. А именно Я-брендом. Бренд — это условное обозначение. С ним связано некоторое обещание. Нечто надежное. («Пауза, которая освежает».) Нечто суперское. («Просто делай это».)

Преврати себя в бренд — Том Питерс (скачать)