Стратегия жизни — Клейтон Кристенсен

Стратегия жизни - Клейтон КристенсенНе странно ли спрашивать в эпоху быстрого питания и мгновенных сообщений, не принимаем ли мы решения слишком быстро и не будем ли потом о них сожалеть? Тем не менее эксперты в области инноваций Клейтон Кристенсен, Джеймс Оллворт и Карен Диллон хотят, чтобы вы задумались именно об этом. Их исследование, основанное на применении метода причинно-следственных связей, призвано помочь читателям не только достичь успехов в бизнесе и профессиональной карьере, но и улучшить личную жизнь. Они объясняют, почему нельзя путать корреляцию с каузальностью, а также демонстрируют, как использовать принцип “если, то” в работе и в личной жизни. Кристенсен завершает эту необычную для себя книгу, стоящую в стороне от его фундаментальных трудов по инновациям, рассказом о своем личном опыте воплощения изложенных в книге принципов. 

ВВЕДЕНИЕ

На последнем занятии курса, который я читаю студентам Гарвардской школы бизнеса, я обычно рассказываю о том, как сложилась судьба моих собственных однокурсников. Как и в любой другой школе, каждые пять лет мы собираемся на встречах выпускников — в результате я собрал целую серию замечательных «моментальных снимков» моих товарищей на разных этапах жизни. Школа прекрасно умеет завлекать своих бывших питомцев на подобные встречи; участников ждет прием на высшем уровне, выступления известных личностей и отличная развлекательная программа.

Моя первая встреча с однокурсниками через пять лет после окончания школы не стала исключением и собрала большое количество гостей. Оглядываясь, каждый видел рядом с собой элегантных и преуспевающих людей — у нас не могло не возникнуть ощущения, что все мы — особенные.



Нам действительно было что праздновать. Казалось, дела у моих однокурсников идут очень хорошо; они имели пре­красную работу, некоторые трудились в экзотических угол­ках мира, и большинству удалось жениться на истинных красавицах. Создавалось впечатление, что они «обречены» жить в сказке.

Однако, когда мы встретились, чтобы отметить десятиле­тие нашего выпуска, произошло то, чего мы никак не ожида­ли. Некоторые из моих однокурсников, с которыми я надеял­ся увидеться, не приехали, и я не имел ни малейшего пред­ставления почему. Уже потом, общаясь с ними по телефону или расспрашивая друзей, я сложил все кусочки мозаики в единое целое. Одни мои однокурсники были руководите­лями высшего звена, работавшие в известных консалтинговых и инвестиционных компаниях, таких как McKinsey & Со. и Goldman Sachs; другие уверенно двигались к высшим строчкам списка Fortune 500; некоторые уже стали успешными предпринимателями.

Однако, несмотря на все эти карьерные достижения, мно­гие из них были несчастливы.

За красивым фасадом скрывались жизни людей, которые не получали удовольствия от того, чем зарабатывали на жизнь. За ним маячили многочисленные разводы и неудачные браки. Я вспоминаю моего однокурсника, который много лет не разговаривал со своими детьми, а теперь живет с ни ми на разных побережьях страны. Еще одна однокурсница со времени выпуска успела трижды выйти замуж.

Здесь важно отметить, что мои товарищи по школе бизнеса не только самые способные, но и самые порядочные люди, которых я когда-либо встречал. Когда мы заканчивали учебу, все они строили планы и мечтали о том, чего достигнут Но что-то пошло не так личная жизнь не клеилась, несмотря на то, что они продолжали преуспевать в профессиональной сфере. Я чувствовал, что их самих напрягает этот контраст между личной жизнью и работой и они с большой неохотой говорят на эту тему.

Я решил, что это всего лишь незначительный сбой — не что вроде кризиса среднего возраста. Однако на встречах, которые состоялись через 25 и 30 лет после окончания школы, выяснилось, что все гораздо сложнее. Один из наших однокурсников — Джеффри Скиллинг — угодил в тюрьму за участие в истории с компанией Enron.

Тот Джеффри Скиллинг, которого я знал со времен обучения в Гарвардской школе бизнеса, был хорошим человеком. Он обладал острым умом, много работал и любил свою семью. Он стал одним из самых молодых партнеров в истории компании McKinsey & Co., он зарабатывал более $100 млн в год будучи исполнительным директором компании Enron. Но при этом его личная жизнь оставляла желать лучше­го: первый брак закончился разводом. Я не узнавал в нем ту финансовую акулу, о которой писали газеты, упиваясь скандалом. И тем не менее, когда карьера Скиллинга была полностью разрушена, а он сам осужден из-за мошенниче­ства в связи с банкротством Enron, меня поразил не только тот факт, что он сошел с пути истинного, но и то, насколько далеко он от этого пути отклонился. Что-то явно увело его в ложном направлении.

Личная неудовлетворенность, семейные неудачи, профес­сиональные трудности, даже преступное поведение — эти проблемы встречаются не только среди моих товарищей по Гарвардской школе бизнеса. Я наблюдал, как то же самое происходило с выпускниками Оксфордского университета, которые обучались там вместе со мной в качестве стипен­диатов Фонда имени Сиселя Родса. Для того чтобы получить эту стипендию, мои однокурсники должны были демонстри­ровать высокие академические способности, добиваться пре­восходных результатов во внеучебной деятельности, напри­мер спорте, политике или литературном творчестве, а также вносить значительный вклад в жизнь своих сообществ. Это были всесторонне образованные, одаренные люди, которым было что предложить миру.

Однако прошло время, и некоторые из тридцати двух моих однокурсников по Оксфорду начали переживать по­хожие неприятности. Один из них сыграл заметную роль в крупном скандале, связанном с торговлей инсайдерской информацией, о котором рассказывается в книге «Шайка во­ров с Уолл-стрит» (Den of Thieves). Другой оказался в тюрьме из-за сексуальных отношений с девушкой-подростком, ко­торая работала в команде, занимающейся проведением его политической кампании. На тот момент он был женат и имел троих детей. Еще один, которого, как мне казалось, ждало великое будущее как в профессиональной, так и семейной сфере, вел нескончаемую борьбу на обоих фронтах — вклю­чая не один развод.

Я знаю наверняка, что никто из этих людей, заканчивая учебу, не планировал разводиться или терять связь со свои­ми детьми — а тем более оказаться в тюрьме. Тем не менее многие воплотили в жизнь именно такую стратегию.

Стратегия жизни — Клейтон Кристенсен (скачать)