Внутренний мир травмы — Калшед Дональд

Внутренний мир травмы - Калшед ДональдКнига посвящена исследованию феномена травматических защитных систем психики и психотерапии людей, перенесших психическую травму. Одна из важнейших психологических публикаций последнего десятилетия, книга Дональда Калшеда содержит новую концепцию психической травмы, синтезирующую теории различных психоаналитических направлений.

Написанная опытным аналитическим психологом, она включает в себя богатый клинический материал и будет полезна психологам и психотерапевтам, а также всем, кому довелось соприкоснуться с травматическим опытом.

Предисловие

Книга «Внутренний мир травмы», написанная извест­ным американским психоаналитиком, преподавателем Ин­ститута К.Г. Юнга в Нью-Йорке Дональдом Калшедом,— юнгианская в лучшем смысле этого слова. В полной мере отражая особенности подхода аналитической психологии, книга свободна от характерных для некоторых авторов крайностей — ухода в любование чарующим архетипическим миром и акцентирования всего внимания на мифопоэтической природе бессознательного. По этому поводу До­нальд Калшед активно, иногда даже с жесткой иронией, полемизирует со своими коллегами по цеху, показывая су­щественную опасность исказить реальность психического мира (в частности, увидеть только позитивную или толь­ко негативную сторону феномена травматической защиты).

Предлагая к рассмотрению обширную литературу по теме психической травмы, автор показывает, что аналити­ки самых разных направлений — последователи К.Г. Юнга, приверженцы теории объектных отношений, лаканисты и др. в своих размышлениях и анализе клинического матери­ала постоянно выходят на одни и те же феномены, в раз­ных терминах говорят об одних и тех же понятиях.

Дональд Калшед на протяжении всего своего исследо­вания феномена системы самосохранения психики удер­живает внимание читателя в поле двух фокусов: подхода аналитической психологии Юнга и его последователей и фрейдовского подхода, развитого многими школами пси­хоанализа (наиболее близка взглядам автора теория объект­ных отношений),— подчеркивая, что время принципиаль­ных расхождений различных школ психоанализа во многом осталось в прошлом и что есть веские основания для синтеза. Убедительное тому доказательство — книга, предлагаемая сейчас вниманию русского читателя. Со­шлемся здесь на мнение одного из ведущих юнгианских аналитиков Марио Якоби, так высказавшегося о книге Дональда Калшеда: «Один из самых выдающихся вкладов в практику юнгианского анализа (как и в целом психоана­лиза) за последние годы ». Нам представляется, что Дональд Калшед, вместе с наступающим новым веком уже столетней психоаналитической традиции, выходит на новый уро­вень и открывает новые перспективы для преодоления ис­торически сложившихся границ и барьеров внутри этой традиции.

Нужно сказать еще об одной особенности «Внутрен­него мира травмы», характерной для аналитической психо­логии. Эту особенность точно сформулировал Джон Фримен в предисловии к книге «Человек и его символы»: …[аргументы Юнга] (как и аргументы его коллег) рас­кручиваются спирально вокруг предмета подобно пти­це, облетающей дерево. Вначале у земли она видит лишь неразбериху ветвей и листьев. Постепенно, по мере того как она кружит все выше и выше, вновь открывающие­ся части дерева предстают во все большей целостности и связи с окружающим. Некоторые читатели, возмож­но, вначале сочтут подобный «спиральный» метод до­казательства неясным или даже запутывающим, но, по­лагаю, ненадолго. Это всего лишь характеристика юнговского метода, и очень скоро сам читатель почув­ствует себя вовлеченным в убедительное и глубоко зах­ватывающее путешествие.

Книга Дональда Калшеда полностью соответствует при­веденной характеристике с одним небольшим добавлением: читатель с самого первого «витка» (уже после прочтения Введения к книге) имеет четкую картину предмета, которая затем, по мере открытия новых ее граней, становится все более выпуклой и полной. Заканчивая читать очередную гла­ву, думаешь, что уже получено полное представление о фе­номене травматической системы самосохранения и ее теоре­тическом объяснении, но открываешь следующую главу и понимаешь, что перед тобой снова не менее яркая и важная страница.

Несколько слов о работе над русским переводом книги. Важным понятием для автора является «Daimon». Дональд Калшед придерживается транслитерации оригинального гре-ческого слова (современное английское написание — «demon » в книге не используется), напоминая англоязычно­му читателю об ином по отношению к христианской тради­ции понятии «демона» и «демонического», не несущем од­нозначной негативной оценки. По характеру контакта с сознанием человека древнегреческий «Daimon» проявляет себя точно так же, как описанный Юнгом «дух Меркурий >>, то вредящий и заманивающий в ловушки, то — при иных обстоятельствах — выступающий как проводник и надеж­ный помощник. Сознание оценивает эту энергию бессозна­тельного положительно или отрицательно в зависимости от меняющихся внутренних и внешних условий.

Редакторы сочли возможным не вводить новый тер­мин, как это было предложено переводчиками, и сохра­нить традиционное русское написание «демон », посколь­ку, по нашему мнению, оно соответствует широкому контексту этого понятия в русской культуре. Сошлемся только на два хрестоматийных примера — у Лермонтова и Врубеля. Таким образом, эти коннотации слова «демон » уже присутствуют в языке и имеют право на существова­ние в научном контексте.

Всеволод Калиненко, Екатерина Щербакова

Вступительное слово к русскому изданию

Мне очень приятно, что русские коллеги сочли мою книгу достаточно интересной и полезной для публикации в России. Это действительно счастливая возможность для меня, поскольку отвечает моему давнишнему желанию хоть в малой степени посодействовать лучшему взаимопонима­нию между людьми в России и Америке. Движимый этим желанием, в сентябре 1988 года, в составе небольшой де­легации психотерапевтов из США, я принял участие в двух­недельном «Круизе Мира » по Волге на теплоходе «Максим Горький». Эта поездка была организована «Кросскарентс Интернешнл» из Дейтона, Огайо, совместно с «Клубом пу­тешествий» при Советском Комитете Мира. В поездке участвовали как советские, так и американские психотера­певты, работавшие с малыми группами.

Целью этой поездки было укрепление взаимопонима­ния и преодоление стереотипов (архетипических образов), которые обе стороны проецировали друг на друга через «железный занавес », который тогда еще только начинал растворяться под влиянием Перестройки. Пользуясь язы­ком предлагаемой сейчас вниманию читателей книги, мож­но сказать, что наши усилия были направлены на то, чтобы преодолеть травматические последствия «холодной войны» с ее архаическими защитными системами и отыскать «не­разрушимый личностный дух», скрытый за национальны­ми «системами самосохранения».

Я полагаю, что наши попытки имели значимые резуль­таты и что наша поездка была достаточно успешной, хотя не думаю, что я тогда в достаточной степени понимал роль ранней травмы в констеллировании этих «систем » архети-пической защиты во внутреннем мире, которые делали вне­шний мир таким небезопасным. Кроме внешней диплома­тии необходимо следовать и дипломатии внутренней. Мои усилия в последующие годы были сосредоточены на пси­хоаналитическом исследовании внутреннего мира травмы и его воздействия на межличностный мир пациента. Я наде­юсь, что мои открытия поспособствуют и лучшему осозна-ванию в области внешних дипломатических отношений.

Во время нашего «Круиза Мира» мне довелось пере­жить незабываемый опыт, который дал возможность про­чувствовать и понять на глубинном уровне коллективную травму, пережитую советскими людьми во Второй миро­вой войне, в той войне, где Россия и США объединились в борьбе с гитлеровской агрессией. На пятый день нашего путешествия мы пристали в знаменитом портовом городе Сталинграде, носящем ныне название Волгоград. Здесь аме­риканские и советские коллеги совершили паломничество к знаменитому мемориалу на возвышающемся над городом Мамаевом кургане, который венчается монументом Мате­ри-Родины, взывающей во все пределы к своим сыновьям. На этом холме суровой зимой 1942 года героическая Крас­ная Армия противостояла более 200 дней непобедимому до того нацистскому войску, сражаясь до последнего сол­дата. В этой битве погибли 900 000 русских и 1 100 000 немецких солдат, а город Сталинград был превращен в гру­ду искореженного металла и развалин, но нацисты так и не сумели войти в город, а их продвижению на восток был здесь положен конец. Единственное живое дерево, уце­левшее во время сражения в прибрежной части города, символизирует победу жизни над силами разрушения.

Когда мы вступили в открывающий мемориал большой темный проход, восходящий по спирали вверх, нас, всех чле­нов американской делегации, переполнили эмоции. Наша шумная и разговорчивая группа совершенно изменилась: в скорбном молчании проходили мы вместе с советскими кол­легами вдоль памятного списка имен погибших, вокруг Веч­ного огня, горящего в центре. В одно мгновение все стереоти­пы растаяли, и мы, американцы и советские люди, встретились на общей для всех священной основе нашей человечности и печали. Думая о чудовищных страданиях героических людей этого города, мы вместе горевали об утерянном — об ушед­ших любимых, о времени, когда мы были объединены вели­ким делом. Здесь было превзойдено непереносимое страда­ние (травма), и через все это был сохранен неразрушимый человеческий дух — этот Вечный огонь, горящий в центре любого человека, горевший в центре каждого из этих людей, собравшихся на общее братское дело защиты Отчизны.

Я знаю, что травматический опыт людей в России — бывшем Советском Союзе — не завершился, да и мы в Аме­рике, со всем нашим «материальным достатком», страдаем от некого духовного вакуума и других аспектов травмати­ческого разрушения. И тут и там — в обоих обществах — мы видим все учащающийся распад семей, рост алкого­лизма и наркомании, разрушение служащих объединению людей общинных структур, которые давали нам чувство непрерывности и направленности. Неразрушимому чело­веческому духу на всей планете угрожает наша современ­ная индустриальная цивилизация. И все же дух выжива­ет, и, я полагаю, у нас есть основания для надежды.

Скачать ознакомительный фрагмент книги (~20%) можно по ссылке:

Внутренний мир травмы — Калшед Дональд (скачать)

Полную версию книги читайте в лучшей онлайн библиотеке Рунета — Литрес.

А напоследок предлагаем посмотреть интересное видео по теме:


Другие интересные материалы:

Практический курс доктора Синельникова. Как научиться любить себя — Синель... В.В. Синельников — известный практикующий психотерапевт, психолог, гомеопат, автор уникальных психологических методик, которые помогли миллионам людей...
Французские дети едят всё — Карен Ле Бийон... Французские дети едят все. Причем с удовольствием. Им нравится проводить время за обеденным столом. Они едят то же, что их родители, не капризничают, ...
Формулы денег. Практическое руководство — Сан Лайт... Формулы и психотехники, приведен­ные в этой книге, содержат поистине вол­шебную силу, способную преобразить жизнь любого человека. Они были разра­бота...